основан в 1997 году

20 лет «Эстетик-центру»

О косметологии, преодолении трудностей и о том, что нужно женщине

Открыть в формате pdf

 Опубликовано  в журнале CABINES №137 /2017 октябрь — ноябрь

Сегодня гостья рубрики «От первого лица» — Елизавета Владимировна Александровна, основательница компании «Эстетик-Центр», одного из самых крупных игроков на рынке отечественной beauty индустрии. «Эстетик-центр» — российский дистрибьютор марок Thalac, Gamarde, Algoane, а также разработчик и производитель марки MezoMarine. В стенах его учебного центра прошли обучение тысячи косметологов в России и регионах. В этом году компания отмечает 20-летний юбилей. Наш журнал уже 15 лет, с самого первого номера, тесно сотрудничает с «Эстетик-центром». Мы встретились с Елизаветой Владимировной в ее новом офисе и попросили рассказать о становлении компании, о радостных и трудных моментах, о ее взглядах и образе жизни. Получился очень откровенный и доверительный рассказ, который мы предлагаем вниманию читателей.

Как все начиналось

 

Когда-то давным-давно мне казалось, что если у меня будет французский крем, то я буду самая счастливая женщина на свете! Я четко помню это ощущение.

Первые мои шаги в косметологии… Это было лет 30 назад. В то время я работала с французской маркой Auriege. Работала косметологом, но большей частью преподавала. Мне очень нравилось работать с французской косметикой, в определенном смысле сбылась моя мечта. Работала я так лет шесть-семь и в какой-то момент меня заинтересовала тема талассо. Тогда в России таких марок почти не было, был только Thalgo.

 

Знакомство с THALAC

 

На одной из первых наших выставок я увидела стенд Thalac. Мне дали описание процедур, косметики, я стала изучать материалы. Тема талассотерапии меня очень привлекла. Может быть, потому, что у меня было среднее медицинское образование. Мне понравилось, что уход сочетается с пользой для здоровья. Я также стала искать информацию по другим талассо-брендам. Поехала во Францию и посетила несколько фирм. Все они мне понравились, но все же ближе оказался Thalac. Меня необычайно привлекло то, что у марки были четко продуманные и прописанные программы и по лицу, и по телу, который разрабатывались врачом. В других марках не было настолько четкой концепции, там предлагался набор продуктов. Опытный косметолог, конечно, разберется и сам составит программу. Но в то время опытных косметологов у нас было не так много.

 

А у Джо Даньяка, создателя Thalac, все было просто и понятно: вот так надо работать по лицу, вот так — по телу. Я люблю, когда все четко. И это очень подкупало в нем. Я поняла, что его концепция мне близка, мне хочется сделать так, как он рекомендует. У нас сложились длительные отношения, которые привели к успеху. Джо очень любил к нам ездить, любил русских женщин, никогда не отказывал (шучу!) и не отказывался к нам приезжать.

 

В то время с телом мало кто работал, можно сказать, что мы с Thalac были первыми, кто делал акцент на коррекцию фигуры. У нас каждую неделю собиралось по 30 человек на обучение. И поскольку меня всегда очень привлекали различные виды массажа, мы постоянно приглашали из Франции специалистов. Хотя там массаж имеет свои особенности. Там больше принят релакс-массаж, т. н. моделяж. Например, к нам приезжала на обучение лучший косметолог Франции, Ludivine Georgy, получившая награду из рук самого президента. Она показывала очень красивый зрелищный массаж, но это тоже был стиль «релакс».

 

Джо Даньяк учил серьезному массажу, который более близок по духу нашим косметологам. К нам приезжал известный французский остеопат Винсент Астье, который долго жил и работал в Китае и сочетает остеопатические техники и акупунктуру. Кстати, он скоро приезжает в Москву и будет проводить обучение 9–10 ноября и один день будет принимать больных. К нам много раз приезжал и выступал на конкурсах Оливье Арон со своими учениками. Это фантастическая личность, харизматичный, уникальный человек с потрясающим чувством ритма. Во время обучения у него каждая минута была расписана, каждое движение, каждый такт он учил под музыку. Вот идут разные кусочки музыкальные, и ты под каждый такт должен делать определенные движения. Я такого больше нигде не встречала. Понравилось обучение Влада Турчака (Израиль) — это прекрасный врач, он вылечил мою дочь.

 

Со временем у нас появились свои преподаватели — Лена Коваль, например. С Леной мы познакомились еще в школе, где она была лучшей ученицей. Это очень умный и образованный человек, которому я полностью доверяю. Если мне нужно с кем-то посоветоваться, поговорить, что-то обсудить, то это Лена Коваль. У нее знание языка не просто прекрасное — она говорит и думает, как француженка. И до сих пор никто не знает так превосходно косметику Thalac, как Лена. Потом появились и другие отличные преподаватели — Ира Чурикова, Галя Головкина и др.

 

 

Первое время мы делали основной упор на уход за телом. Сейчас программы по лицу им ничуть не уступают, есть даже химические пилинги. Порой я смотрю какое-то обучение по лицу и думаю, что тут «раскручивают на деньги». Сначала одна сыворотка, потом другая, 5 кремов и еще 3 маски. Это все не нужно, это лишнее. А у него были очень конкретные программы. Я их очень полюбила, и клиенты привыкли к ним и любят.

 

Работа с салонами

 

Наш первый салон? Он располагался на Никольской улице, по сегодняшним меркам это был скорее кабинет. Там работала Инесса Баранова, она одной из первых прошла у нас обучение. И до сих пор работает с нами, правда уже в другом месте. У нас много таких клиентов — из самых первых наших учеников, которые с нами до сих пор — из Москвы, Калуги, Петропавловска-Камчатского, Владивостока, Самары, Перми. Конечно, всех не перечислишь… У нас очень много салонов и спа-центров в регионах. Изначально мы сделали упор на работу с регионами, мы были одними из первых, кто разработал систему дистрибуции по России. И эта система давала нам очень хороший оборот.

 

Раз в год мы проводили собрание дистрибьюторов, как правило, на такие собрания мы приглашали французов. Раньше французов воспринимали почти как инопланетян. Сейчас все привыкли уже, все марки приглашают. У нас был своего рода Клуб интересных встреч, когда приезжали  известные массажисты. Например, к нам с Альгоаном приезжала Эльза Шмэн. Среди ее клиентов — сплошь звезды. Она работала в Париже, у нее тоже был свой кабинет. В числе ее клиентов: Катрин Денев, Патрисия Каас, Зинеддин Зидан… И я понимаю, почему они к ней шли. У нее такие руки… Этому не научиться. Она к нам приезжала много раз, проводила обучение, ездила в регионы. Но это такие руки! Она этими руками просто ласкает. И уже не важно, на какой косметике ты работаешь. Можно и вообще без косметики. Это такая энергетика, которая через руки передается пациенту.

 

Мне везет на увлеченных людей. Сегодня я позвонила Фреду Генассья. Он много лет работал преподавателем школы Science Po по маркетингу. Создал несколько марок, Мне очень хочется организовать с ним обучение, я считаю, что нам таких знаний не хватает. Я думаю, это будет интересно. Фред очень харизматичная личность. Большой любитель женщин, но нет ни одной, которая бы его не любила. Могу рассказать одну историю. Зашли мы с ним как-то в магазин «Окно в Париж». И он спросил у меня «Какое из этих украшений тебе бы понравилось?» Я подумала, что он выбирает в подарок кому-то из своих женщин и сказала «вот это». Потом забыла про это, он провел у нас обучение и на прощание мне говорит: «А вот это тебе подарок». И протягивает то именно украшение. Когда он его успел купить, не понимаю. Я была очень тронута, до сих пор оно у меня сохранилось, хотя я люблю все выбрасывать. Из таких воспоминаний и состоит жизнь. Вспоминаешь и становится тепло.

 

Что было самым сложным?

 

Оборачиваясь назад, я понимаю, что самое трудное в развитии бизнеса — это собрать коллектив. Я думаю, что 50% успеха — это правильный коллектив. Хочу отметить Наталью Белову, Ольгу Быховую, они работают со мной больше 15 лет. Если коллектив предан тебе, видит в тебе величину, личность, то дело получится. Если в компании идут какие-то междоусобные тусовки или назревает недовольство, если кто-то занимается выпячиванием своего «я», то вряд ли дело пойдет. Надо пережить разные моменты — и взлеты, и падения. Я не знаю таких фирм, где все время только взлет, и все время все «в шоколаде», так не бывает. И если есть преданный коллектив, то все это можно пережить.

 

Самое тяжелое в жизни вообще — это разочаровываться в людях. Терять людей, которые были близки когда-то, и уж ты никак не думал, что так может ситуация развернуться. Вот это, наверное, самое неприятное и тяжелое. У меня 2016–17 годы были в этом плане очень тяжелыми. Не по экономическим причинам, нет. Это все можно пережить. Но в эти два года два человека, которые мне были очень близки, сбросили маски, а я по доверчивости своей не замечала этого раньше. Это тоже можно пережить, но это тяжело. А так конечно, когда любишь свою работу, когда увлечен ею, то это очень здорово. Это самое главное в жизни — найти свое место. Не у всех получается, но это самое важное.

 

Работа с марками. Создание MezoMarine

 

В последние два года у нас было много сложностей, связанных с французскими партнерами. В свое время, 10 лет назад, были трудности в работе Thalac, связанные с выходом на пенсию Джо Даньяка и переходом марки к новому владельцу. Сейчас все наладилось и марка прекрасно развивается, приезжает новый преподаватель — Кристин Варенн.

 

При любой смене владельца трудности неизбежны, и чтобы подстраховаться на это время, мы взяли другую талассо-марку Algoane. Эта марка высочайшего качества производилась лабораторией Science & Mer, в то время ее директором была Кристин Клавери, с которой мы очень хорошо сработались. Она была большая умница, из тех людей, которые никогда не говорят «нет». Надо приехать — она приезжает. Она выступала у нас на Конгрессе в Минске. С ней получилось выстроить по-настоящему партнерские отношения, она всегда была открыта для диалога. В течение 10 лет мы работали очень много, у нас были чудесные преподаватели, например, Юлия Долгова у нас много лет преподавала.

 

Сейчас этой марки больше нет. Владелец ее продал и по непонятным причинам сгорел завод Sience & Mer, на котором она производилась. Это был настоящий форс-мажор, трагедия для нас. Нам было тяжело. Конечно, постепенно завод восстановят, но наши клиенты ждать не могут.

 

Все эти сложности привели меня к мысли о создании собственной косметической марки. Очень привлекает идея ни от кого не зависеть, за все отвечать самим. Поэтому мы создали Mezomarine. В названии отражена морская тематика, которая всегда была важна для нашей компании. А первая часть, «mezo», указывает на работу с лицом. Уколами мы не хотели заниматься, я сама их никогда не делала и считаю, что это не обязательно. Обязательна ухоженность. Но мезороллер, дермапен — почему нет! Марка создавалась с учетом этого, в ней есть концентраты, сыворотки. Разработкой формул у нас занимается врач вместе с технологами, там действительно очень хороший состав, я за это ручаюсь.

 

Разрабатывать свою линию — всегда очень интересно. Конечно, приходится много инвестировать. Потому что там совсем другие объемы. Как дистрибьютор ты можешь заказать 10 штук кремов. А здесь ты не можешь этого сделать. Но все зависит от нас, а мы верим в себя.

 

Об отношении к трудностям

 

Для того, чтобы чего-то достичь, ты должен пережить очень много негатива. Очень много вокруг зависти, злобы. Это все надо преодолеть и остаться здоровым. Как это пережить?

 

Лучше всего, когда у тебя крепкая семья и ты можешь в семье и детях найти утешение. Если у тебя есть хорошие подруги, ты можешь с подругами поделиться, отвлечься и найти какое-то решение. Может быть, сходить в церковь, исповедаться и тоже найти какое-то решение. Самое уже последнее — пить соответствующие лекарства, но иногда лучше их выпить, чем сойти с ума. Поэтому у каждого свой путь, но наверняка он есть. Не бывает такой жизни, чтобы она вся протекала абсолютно гладко, без нервов. Разные бывают ситуации, не только по работе. Их надо как-то преодолевать.

 

Я себе всегда говорила, когда мне трудно: «Это меня ведет к успеху!» Вот в самом начале все развивается с трудом, кто-то уволился, а я думала: «Ну значит следующий сотрудник будет просто супер-отличный! И так и случалось. И я себе говорила: «Да, вот сейчас конечно плохо, но, наверно, завтра будет очень хорошо». Что-то случится такое, что я пойму, что это было сделано именно для этого. Находились люди, которые  в тяжелые моменты меня подхватывали и помогали.

 

Я могу сказать точно, что мне краснеть не за что. Безусловно, я делала ошибки, что-то делала не очень мудро, но так, чтобы я что-то сделала такое, за что мне было бы стыдно — нет.

 

У меня только один недостаток был, я это уже сейчас понимаю, — я не люблю тусоваться. Мне не нравится быть на виду, а это иногда необходимо. Для того, чтобы продвигать — марку, продукт, идею. Это нужно, без этого нельзя. Это часть работы.

 

Образ жизни

 

Мне часто рекомендовали «уколоться», сделать пластику и т. д. Но я это не люблю. Мне кажется, все мои морщины выстраданы моей жизнью, и у меня нет желания от них избавляться, накачать себе губы и что-нибудь вырезать. Само собой, я пользуюсь косметикой хорошей. Но я вам скажу, что нужно женщине. Женщине нужно, чтобы горел глаз. Чтобы изнутри шла эта энергия, которая через глаза передается. Этого не добиться ни с помощью пластики, ни с помощью радикального похудения, ни с помощью каких-то манипуляций. Ты должен зажечься изнутри. Нужно влюбиться. Увлечься работой или еще чем-то. И тогда не важно будет, что у тебя живот или подбородок не такой. Вот это главное. А это трудно.

 

Никогда не принимала никаких лекарств и витаминов. А насчет фитнеса, когда у меня родилась двойня, я была так измучена, что муж мне сказал: «Я тебя отпускаю на один день в неделю! Что хочешь в этот день делать, то и делай! И я вышла на улицу и совершенно случайно наткнулась на объявление, что набирается группа для занятий теннисом. В спортивном зале какой-то школы. И я стала ходить туда раз в неделю. И со временем увлеклась. Сейчас я могу сказать, что играю хорошо, играю исключительно для здоровья уже 30 лет. Зимой раз в неделю, летом — два. Это меня держит в тонусе, это моя вторая жизнь, подарившая мне много друзей. У меня очень много положительных эмоций связано с теннисом. Еще я люблю баню. А также прохожу 2 курса иглорефлексотерапии в год.

 

Что касается питания, то я не могу сказать, что правильно питаюсь. Я часто перебираю с количеством, не могу вовремя остановиться. Но по понедельникам я голодаю. Уже очень много лет. И это тоже, наверное, помогает держать форму.

 

Спа — это тоже хорошо, особенно если выбираешь какой-нибудь массаж. Я была в «Садовом кольце», где Лена Сущева работает, мне там очень нравится. Я не люблю большие спа, я люблю все камерное, индивидуальное. Спа дает возможность расслабиться, отключить голову. А это очень полезно для здоровья.

 

2017 октябрь — ноябрь I 137 CABINES

Открыть в формате pdf

+7 (921) 097-11-22

Санкт-Петербург

Расписание семинаров

+7 (499) 125-05-60

Москва

+7 (926) 211-66-67

Телефоны для связи:

+7 /499/  125-05-60

 

+7 /499/ 125-00-33

 

+7 /926/ 211-66-67

 

Сделано в